Disney Wiki
Advertisement
Disney Wiki
3121
страница

Коллекционное издание: Золушка (англ. The Legacy Collection: Cinderella) — девятый выпуск серии саундтреков The Legacy Collection в честь 65-ой годовщины мультфильма «Золушка». Содержит полный саундтрек к фильму, несколько удалённых песен и буклет.

Список треков[]

Диск 1[]

# Название Исполнители
1 Main Title/Cinderella (Chorus)
2 A Dream Is a Wish Your Heart Makes Ilene Woods, Mice Chorus
3 A Visitor/Caught in a Trap/Lucifer/Feed the Chickens/Breakfast Is Served/Time On Our Hands
4 The King’s Plan
5 The Music Lesson/Sing, Sweet Nightingale/Bad Boy Lucifer/A Message from His Majesty Ilene Woods, Rhoda Williams
6 Little Dressmakers/The Work Song/Scavenger Hunt/A Dream Is a Wish Your Heart Makes/The Dress/My Beads/Escape to the Garden Mice Chorus
7 Where Did I Put That Thing/Bibbidi-Bobbidi-Boo Verna Felton
8 Reception at the Palace/So This is Love Ilene Woods, Mike Douglas
9 The Stroke of Midnight/Thank You Fairy Godmother
10 Locked in the Tower/Gus and Jaq to the Rescue/Slipper Fittings/Cinderella’s Slipper/Finale

Диск 2[]

# Название Исполнители
1 I’m in the Middle of a Muddle Demo
2 I’m In the Middle of a Muddle Kate Higgins
3 I Lost My Heart at the Ball Demo
4 I Lost My Heart at the Ball Jennifer Paz
5 The Mouse Song Demo
6 The Mouse Song Jeff Gunn, Rob Paulsen
7 Sing a Little, Dream a Little Demo
8 Sing a Little, Dream a Little Juliana Hansen
9 Dancing on a Cloud Demo
10 Dancing on a Cloud Kate Higgins, Jeff Gunn
11 The Dress That My Mother Wore Demo
12 The Dress That My Mother Wore Juliana Hansen
13 The Face That I See in the Night Demo
14 The Face That I See in the Night Jeff Gunn, Jennifer Paz
15 Cinderella: Prologue Chorus
16 Cat and Mice/The King’s Plans
17 Entanglements/Dress Building
18 The Palace at Evening/A Dress for the Ball
19 Royal Fanfare and Reception at the Palace
20 So This Is Love: Waltz
21 Midnight Chase
22 A Perfect Fit
23 Cinderella: Finale Chorus

История создания[]

Начиная с «Белоснежки и семи гномов», музыка играла решающую роль во всех анимационных фильмов Диснея. Но ни разу это не было более очевидным — или более важным — чем в постановке «Золушка», когда сама судьба The Walt Disney Studios были на кону.

Студия восстанавливалась после Второй мировой войны, во время которой основное внимание уделялось учебным фильмам для военных и другим темам, связанным с войной. Когда война закончилась, Уолт попробовал новый подход к анимации. Стремясь делать их быстро и экономично, без длительного производства, необходимого для разработки полнометражных картин, студия обратилась к киноальманахам вроде «Сыграй мою музыку» или «Время мелодий». Они представляли собой ​​​​группу короткометражек, слабо связанных музыкальными темами. Зрителям они понравились, но не пришлись по сердцу, как «Белоснежка», «Бэмби», или «Дамбо». Это сказалось на кассовых сборах — и счетах. Уолт был убеждён, что дело даже близко не в сокращении производства.

Ведущие аниматоры Фрэнк Томас и Олли Джонстон выразились ещё проще: «Зрители хотели картинку с персонажами, которых они могли бы полюбить, историю с сюжетом, который бы закончился счастливо, и злодеем, которого можно было бы победить». До войны в разработке находились три истории: «Питер Пэн», «Алиса в стране чудес» и «Золушка». «Золушка» лучше всего соответствовала этим требованиям.

На самом деле, это был не первый раз, когда классическая история получила внимание Диснея. Одним из самых ранних фильмов Уолта, еще в Канзас-Сити, до того, как в блокноте появился Микки Маус, был мультфильм 1922 года от студии «Laugh-O-Gram». В нем история Золушки происходила в современных реалиях. Когда Золушка узнаёт о бале, появляется Фея-крёстная и превращает мусорное ведро в Tin Lizzie. Интересно, что единственный друг Золушки в нём - кот! Это заимствовал фильм 1950 года.

«Золушка» стала главным приоритетом, и все ключевые художники приступили к работе. Бен Шарпстин, руководивший созданием «Пиноккио» и «Дамбо», стал руководителем производства. Уилфред Джексоном, Хэм Ласк и Джерри Джероними — режиссёрами. Главные аниматоры: Милт Каль, Фрэнк Томас, Эрик Ларсон, Уорд Кимбалл, Олли Джонстон, Марк Дэвис, Лес Кларк, Джон Лаунсбери, Вули Рейтерман и Норм Фергюсон. Сценаристы: Билл Пит, Тед Сирс, Гомер Брайтмен, Кен Андерсон, Эд Пеннер, Уинстон Хиблер, Гарри Ривз и Джо Ринальди. Уолт Дисней присутствовал на каждом собрании сценаристов.

Вначале Уолт советовал своим сотрудникам: «...настоящий выигрыш — личность. Если вам нравится девушка и она убедительна — как и мыши — нам не нужно наносить на них все цвета и увеличивать стоимость. <...> Возьмите «Дамбо» как хороший пример. Мы пошли в кино за персонажем. Многое было неправильно с технической точки зрения, но до сих пор люди помнят его... Возьмите «Белоснежку» и её промахи — до сих пор люди помнят её из-за общей истории и симпатии к персонажу, они до сих пор не видят недостатков».

Фрэнк Томас и Олли Джонстон позже вспоминали: «Золушка была самой тщательно спланированной картиной, которую мы когда-либо делали. Детально прописанный сценарий, тщательно проработанные персонажи, музыка, отношения злодея с жертвой — одни из самых лучших во всех мультфильмах». И так поиски наилучшего способа рассказать историю доброй девушки со стеклянной туфелькой начались.

Уолт Дисней однажды сказал: «Музыка всегда играла важную роль во всех наших продуктах, начиная с ранних дней мультипликации. Настолько, что я не могу представить книжку с картинками без музыки поверх». В книге «Иллюзия жизни: Анимация Диснея» Фрэнк Томас и Олли Джонстон дополнили комментарий Уолта: «Музыка, несомненно, самое важное дополнение к картине. Она может сделать больше, чтобы воплотить постановку в жизнь, придать ей целостность, стиль, акцент, смысл и единство, чем любой другой отдельный ингредиент».

Возможно, из-за того, что так много было нацелено на успех Золушки, для песен — тех, которые станут основой мультфильма — Уолт решил обратиться не к голливудским студийным композиторам, а хитовому направлению Tin Pan Alley. Во время деловой поездки в Нью-Йорк он услышал, как Перри Комо поёт «Chi-Baba, Chi-Baba» по радио, и пригласил авторов песен на прослушивание. Так в команду вошли Мак Дэвид, Джерри Ливингстон и Эл Хоффман.

«Мы сыграли попурри из наших песен для Уолта, но было видно, что ему нравится «Chi-Baba», — вспоминал Ливингстон. «Я думаю, что тогда он хотел нечто подобное для волшебной сцены Феи Крёстной, а не чего-то обыденного». Оказалось, что нечто экстраординарное Уолт всё же получил — песню «Биббиди Боббиди Бу», которая выиграла номинацию на премию «Оскар». Трио Tin Pan Alley также подарило Уолту комическую песенку, ставшую темой мышей, «Рабочую песню», и несколько баллад, в том числе «Пой, соловушка», «Моя любовь» и заглавную песню фильма «Золушка». Но фирменной песней Золушки была простая баллада, которая выражала философию персонажа — и, как тема сверчка Джимини «В час, когда взойдет звезда» представляла саму суть Диснея: «Мечта прилетит случайно». Это был настолько важный элемент, что Дэвид, Ливингстон и Хоффман написали её первой для фильма. Ливингстон вспоминал: «Когда мы пошли играть её для Уолта, он просто сказал: «Это сработает». Тогда они не понимали, но этот простой комментарий был высшей похвалой.

История музыкального театра давно воздала почести Ричарду Роджерсу и Оскару Хаммерштейну II за открытие новых возможностей саундтрека для мюзикла «Оклахома!» путём тщательной интеграции каждой песни в историю, используя их для продвижения сюжета или развития персонажа. Однако у Диснея, начиная с «Белоснежки», песни были написаны именно так, чтобы их можно было задействовать в развитие сюжета. Джонстон и Томас заметили: «Уолт был непреклонен в отношении песен, которые останавливали поток истории, в то время как какой-то певец демонстрировал своё умение; он настаивал на том, что единственная польза от песни будет, если подхватить историю и рассказать её по-другому, добавляя эмоционального содержания сцене. Хорошая песня должна заставить аудиторию глубже прочувствовать ситуацию».

«Мечта прилетит случайно» не просто выражает философию Золушки в открывающей сцене и останавливается на этом. Согласно заметкам со встреч сценаристов, сделанных секретарем дословно 19 апреля 1948 года (стенограмма хранится в архивах The Walt Disney), Уолт обсуждал, как, используя песню, подчеркнуть силу веры Золушки, даже когда кажется, что ей ничего не осталось. Именно вера Золушки порождает Фею-Крёстную.

УОЛТ: Я бы хотел, чтобы мы оставили «Мечта прилетит...» до конца, а затем вернитесь к «Биббиди Боббиди Бу»... Вырежьте все лишние диалоги и поработайте над новым диалогом для Золушки в противовес мелодии, пока она плачет. Пусть она выбежит и, пока она говорит, пусть животные подходят ближе. Пусть они сочувственно соберутся вокруг. Они не знают, должны ли приблизиться к ней или нет. Пусть в конце песни случится чудо. «Мечта, которую ты желаешь, сбудется» — вот где мы начинаем вводить Фею-Крёстную. Она материализуется, потому что она здесь, чтобы даровать желание. Голоса возвращаются к Золушке. Ее вера возвращается к ней. Все пережили чувство «да и чёрт с ним!»

ЭД ПЕННЕР: Золушка могла бы сказать строчку песни, а затем опровергнуть её сама.

УОЛТ: Все начинается с того, что она грустит. Сначала вы слышите голоса, но не слова. Как будто это происходит в её уме, но она борется с этим. Голоса упорствуют и в конце концов берут верх. Они становятся сильнее. Когда они нарастают, это приводит Фею-Крёстную. В душе Золушка на самом деле не верит тому, что она говорит... настоящая вера порождает Фею-Крёстную. Эмоциональное расстройство заставило Золушку сказать, что она не верит, но она на самом деле верит.

Затем встреча перешла к «Биббиди Боббиди Бу»:

УОЛТ: Карета должна быть изящной, колёса не должны быть тяжелыми, чтобы удержать её вес. Мы должны чувствовать, что это волшебная карета.

ХЭМ ЛАСК: Я хотел бы увидеть возможность сыграть «Биббиди Боббиди Бу» в других волшебных частях, чтобы они тоже чувствовались, как в мюзикле, особенно в парадных зданиях.

УОЛТ: Мы можем сделать оркестровые эффекты. Тыква может держать такт. Мы могли бы получить эффект, который мы хотим, чтобы музыка поднялась на октаву. Нам надо сделать что-то вроде стихов, вместо того, чтобы вернуться к хору.

Затем Уолт обсудил характер Феи-Крёстной, изображённой в песне. «Мы можем выразить личность в песне. Я вижу её не глупой, а скорее обладающей чудесным чувством юмора. Эдна Мэй Оливер была чем-то вроде того, что я имею в виду — достоинство, юмор и т. д.».

Уолт сам обладал великолепным чувством юмора. Когда Уинстон Хиблер предположил, что Золушка могла бы довольно рассеянно относиться к предупреждению Феи-Крёстной, Уолт отметил: «Фея-крёстная могла бы сказать: «Иди своей дорогой, дитя. Разбивай сердца, получай удовольствие — но не забывай, ровно в двенадцать всё будет так, как было раньше». Феи-крёстная настраивает это дело. Если бы она совершала чудеса, которые длятся долго, она была бы не у дел».

К сентябрю 1949 года большая часть музыки фильма была готова. Но Дэвид, Ливингстон и Хоффман написали одну песню, которая до сих пор не использовалась: песню о самой героине, и, казалось, команда сценаристов или аниматоров не могла придумать, какое бы добавить действие. Хотя рабочим названием песни было «The Sweetest Story Ever Told», она упоминала Золушку по имени, и Уолт знал, что будет хорошо иметь такую ​​песню для нотных листов и пластинок — всякий раз, когда кто-нибудь играл бы песню, она автоматически вызывала в памяти фильм. Но даже это не было достаточно веской причиной для использования песни. Непревзойденный рассказчик, Уолт не мог успокоиться, пока не найдет творческую причину. И он нашёл.

На встрече с режиссёрами фильма и оскароносными штатными композиторами, Оливером Уоллесом и Полом Смитом, которые сочиняли музыку к фильму, Уолт спорил о месте, куда поставить песню: «Вы могли бы использовать её как заглавную... проиграть во время титров. Когда мы говорим о нашей истории, используйте песню в качестве фона».

Он прикипел к идее, продолжая с энтузиазмом: «Вставьте хор на заднем фоне [от рассказчика], когда он говорит. Закончите, когда [Золушка] появится с песней [«Мечта прилетит случайно»]».

Уолт даже начал думать о том, как бы это звучало. «Это должно быть хорошо организовано. Мы заканчиваем название словами «Самая милая история из когда-либо рассказанных», а тут книга... когда она открывается, мы играем её инструментально на заднем плане. Будет хорошее вступление».

Хорошее вступление — на то была причина. Другие песни развивали историю: любовная песня («Моя любовь»), песня об исполнении желаний («Мечта прилетит случайно»), волшебная песня («Биббиди Боббиди Бу») и песня, которая подчёркивала разницу между бездарными сводными сестрами и милой девушкой («Пой, соловушка»). Даже у мышей была своя «Рабочая песня», которая не только показала, как они относились к тяжёлому положению Золушки, но и их решимость переделать её платье, чтобы она могла пойти на бал. Подобно этим, песня-«затычка» теперь служила повествовательной цели. Но она сделала даже больше. Мысль об использовании хора для заглавной песни заинтриговала Уолта, и через несколько мгновений он изучал концепцию хора почти как музыкальный инструмент. Он сразу увидел возможность использовать его в «Биббиди Боббиди Бу»:

«Когда [Золушка] сдаётся, у нас есть хороший шанс слить в пении всю группу до того места, где появляется Крёстная. Они возвращают её философию. Пусть зрители услышат, что [хотя] она выступает против, её философия упорна — и это заставляет появиться Крёстную. Если мы сделали группу голосов [в заглавной песне]... пронесём их с оркестром. Они как скрипки и всё остальное». Теперь Уолт был счастлив. Он и его сотрудники решили проблему с заглавной песней, нашли рекламную песню и придали музыкальному стилю ещё больше образности.[1]

Вокальные таланты[]

Как уже отмечалось, песни были написаны для мультфильма в первую очередь. Ещё до того, как аниматор притронется карандашом к бумаге, песни помогают определить персонажей и выстроить плацдарм для диалога и действия. Следующий шаг состоит в том, чтобы записать песни и найти правильный голос, чтобы интерпретировать персонажа и вдохновить аниматоров.

Сыграв «Мечта прилетит случайно» для Уолта, Дэвид, Ливингстон и Хоффман получили задание сделать демо-запись для аниматоров. «Мы не знали, кого использовать для вокала, так как мы были новичками в Голливуде», — вспоминал Ливингстон. «Наконец Мак вспомнил, что Айлин Вудс, певица, которую мы знали по хит-парадам, жила в Голливуде. Когда Уолт услышал её голос, он обрадовался. Потом мы узнали, что её утвердили на озвучку Золушки».

Другие голоса включали элегантную Элеонору Одли в роли мстительной мачехи. Сладкий тон и сдержанное, но исключительно богатое актёрское мастерство, сделали её одной из самых ненавистных диснеевских злодеек. (Всего через несколько лет она оживит ещё одну злодейку — фею Малефисенту в «Спящей красавице».) Как сказал аниматор Фрэнк Томас: «Это было трудное задание, но захватывающее — работать над голосовой дорожкой с таким количеством намёков, смешанных с яростной силой».

Роль Феи-крёстной была маленькой, но принципиальной. Поиск подходящего голоса начался сразу после обсуждения в апреле 1948 года её внешности. Последнее наставление Уолта: «Она должна иметь добрый голос с нотками возраста». На роль Крёстной нашли Верну Фелтон, радиоактрису, ранее озвучившую одну из слоних в «Дамбо». Она стала диснеевским стандартом, позже сыграв Королеву червей в «Алиса в стране чудес», тётю Сару в «Леди и Бродяге», Флору в «Спящей красавице» и Уинифред (жену полковника Хатхи) в «Книге джунглей».

Мастер звуковых эффектов Джим Макдональд помог создать уникальный звук для мышей и озвучил Жака и Гаса, а также записал хныканье, рычание и лай для Бруно. За Люцифера мяукала Джун Форей (известная как Бельчонок Рокки). Люцифер, кстати, был вдохновлён обитателем заднего двора аниматора Уорда Кимбалла: «большой толстый бесполезный кот», который использовал любую возможность подчинить мир своим прихотям. Уолт подумал, что это идеальная модель для Люцифера.

Пожалуй, один из самых интересных выборов — это роль рассказчика. Тёплый, мелодичный голос Бетти Лу Герсон за кадром идеально погружает в историю Золушки. Десять лет спустя эта же актриса будет пронзительно визжать, озвучивая дикую любительницу мехов Круэллу Де Виль.

Наконец, была утверждена ещё одна легенда озвучки. В интервью 1970-х певец и ведущий ток-шоу Майк Дуглас рассказал, что он пел за Прекрасного принца. Это озадачило фанатов Диснея, которые знали, что его имени не было в титрах. Архивы Уолт Диснея исследовали оригинальную запись сессии и обнаружили, что только Уильям Фиппс был указан как голос Прекрасного Принца. Но дальнейшее изучение записей о песне «Моя любовь» подтвердило, что Майк Дуглас также участвовал в записи. Но был ли в мультфильме трек с его голосом? Потребовалась кастинговая запись и платёжный ваучер, чтобы раскрыть тайну. Дуглас выступал по двухуровневому платёжному контракту: ему должны были выплатить одну сумму, если его запись использовалась в окончательной версии фильма, и другую — если нет . Ваучер подтвердил более высокую плату — головоломка была решена. Майк Дуглас действительно поёт в роли Прекрасного принца в фильме.

Начиная с «Золушки», Дисней также впервые основал собственное музыкальное издательство. Как обычно, несколько кавер-записей песни Золушки попали в чарты. В 1950 году три песни попали в хит-парад: «» и «Мечта прилетит случайно» в исполнении Перри Комо приблизились к # 1 и # 2 в чартах, и версия «Рабочая песня» от The Andrews Sisters стала ещё одним популярным хитом. Другие версии включали записи самой Золушки, то есть Айлин Вудс, и даже Бинг Кросби придал «Биббиди Боббиди Бу» свой фирменный стиль «бу-бу-бу». Альбом Диснея с песнями из фильма стал самым продаваемым на Billboard, заняв ещё одно первое место.

Золушка вышла 15 февраля 1950 года. «Я выучил, что если вы не достучитесь до публики, у вас может быть лучшая картинка в мире, но это не принесёт никакой пользы», — сказал Уолт. «Мы хотим сделать больше, чем просто отличную песню — у нас будет, надеюсь, отличный саундтрек». Они, конечно, этого добились. Песня «Биббиди Боббиди Бу» и весь саундтрек были номинированы на Оскар.[1]

Утерянные аккорды[]

«Я не могу думать о картине, не думая о музыке, которая дополнит её», — Уолт Дисней.

Подход Уолта Диснея к повествованию и важная роль, которую будет играть музыка в создании классических фильмов, требовали, чтобы композиторы принимались за работу как можно раньше. В то время, что аниматоры набрасывали сюжетные идеи, внешний вид персонажей и места действия карандашами и красками, композиторы «рисовали» то же самое с помощью мелодии и поэзии. На этапе разработки фильма создавались тысячи произведений искусства, которые пришлось убрать на полку. И много музыки постигла та же судьба. По мере того, как менялись сюжетные линии и персонажи, не все песни стали подходить фильму. Их отложили, и больше эти песни нигде не звучали.

В конце 1990-х я стал искать в папках и складских помещениях Музыкальной библиотеки Уолта Диснея эти удалённые песни. И с помощью Walt Disney Music Company смог опубликовать полные вокальные/фортепианные аранжировки многих из них в двух книгах под названием «Утерянные аккорды Диснея». Почти тут же поклонники книг спросили, есть ли какие-то сопутствующие записи, пожелание, которое бы с энтузиазмом поддержал Рэнди Торнтон из Walt Disney Records — желание, которое исполняется спустя много лет.

В этом альбоме представлены оригинальные демо-записи, сделанные во время производства фильма, часто в исполнении самих композиторов, и дополненные новыми аранжировками и записями. Мы рады отдать дань творчеству композиторов Диснея и обязательству всех, кто участвовал в создании этих классических фильмов, чтобы показать самое лучшее в кинематографическом повествовании.

История «Золушки» на студии Диснея начинается ещё в начале 1930-х годов, когда сказку предложили сделать вступлением в серии Silly Symphony. К 1939 году, после феноменального успеха «Белоснежки и семи гномов», история находилась в разработке вместе с несколькими другими. Однако во время войны большинство запланированных мультфильмов поставили на паузу, поскольку студия сосредоточилась на производстве военных лент. После войны «Золушка» снова находилась на стадии подготовки к съёмкам.

Следуя образцу своих более ранних классических лент, Уолт назначил двух штатных композиторов: Ларри Мори, который работал в сюжетном отделе студии и написал текст к памятному саундтреку к «Белоснежке», и Чарльза Уолкотта, композитора и аранжировщика многих киноальманахов из 1940-х. Тем не менее, появится ли диснеевская «Золушка» на больших экранах, было под вопросом. 1940-е годы стали периодом финансовых проблем для студии: тратить время и деньги на полнометражный анимационный фильм (последним был «Бэмби» 1942 года) — рисковая затея. Но Уолт был убежден, что его художники должны вернуться в полнометражкам, если студия выживет. К тому же, было видно, что ему лично нужен вызов и художественное удовлетворение от мультфильмов. Поскольку все зависело от успеха «Золушки», Уолт почувствовал, что обязательно должна быть партитура, которая найдёт отклик у публики. Таким образом, несмотря на тот факт, что Мори и Уолкотт создали полный саундтрек, Уолт обратился к сторонним композиторам, которые бы удовлетворили эту потребность. Те композиторы, Мак Дэвид, Эл Хоффман и Джерри Ливингстон, справились на ура. В 1950 году «Золушка» стала успехом, благодаря которому новые диснеевские мультфильмы продолжили радовать публику долгие годы.

I'm In the Middle of a Muddle («Я посреди беспорядка»)[]

Рабочая песня для Золушки казалась естественной с первых дней производства. Мори и Уолкотт предложили «Sing a Little, Dream a Little», а Мак Дэвид, Эл Хоффман и Джерри Ливингстон выступили с тремя песнями, в том числе «I’m In the Middle of a Muddle», в которых Золушка пела о своих делах. Но композиторы опасались, что зрители не станут симпатизировать персонажу, которые жалуется на неприятности. Четвертая песня решила эти проблемы. В «Рабочей песне» мыши пели о неподъемной работе Золушки, а зрители разделяли с ними эту симпатию.

I Lost My Heart At the Ball («Я потеряла сердце на балу»)[]

В этом ритмичном вальсе Золушка рассказывает друзьям-птицам и мышам о своем волшебном вечере. Как и других песнях от Мори и Уолкотта, в ней присутствует зрелая утонченность, которая могла стать одной из причин, по которой Уолт Дисней обратился к более популярным композиторам. Интересно отметить: несмотря на то, что песни Мори и Уолкотта были написаны в 1946 году, они защищены авторским правом в 1948 году, знаковом для «Золушки»: это был первый фильм, музыка которого была защищена авторским правом и выпущена недавно созданной компанией Walt Disney Music Company.

The Mouse Song («Мышиная песня»)[]

В середине 1940-х годов на встрече Уолт Дисней обратил внимание, что Золушка может скрасить серые будни, делая одежду для мышей, которые жили в замке. Этот элемент был включён в фильм и в раннюю песню, где мыши хвалятся нарядами.

Sing a Little, Dream a Little («Пой немного, мечтай немного»)[]

В первых «рабочих песнях», предложенных для «Золушки», есть тот же элемент, что и других песнях Дэвида, Хоффмана и Ливингстона: желание Золушки быть более чем одним человеком, чтобы облегчить нагрузку. Хоть припев и поднимает настроение, песня слишком напоминала «Трудись и напевай» из «Белоснежки».

Dancing On a Cloud («Танец на облаке»)[]

После того, как композиторы показали песню Уолту Диснею, и он думал, что она сработает, он дал согласие записать более полную демоверсию. Эта запись затем мотивировала художников, даря им вдохновение и идеи, как визуализировать эту часть. Благодаря «Танцу на облаке» появилось много красивых рисунков с романтическим вальсом, который переносит Золушку и Принца в бальный зал на небесах.

Кстати, романтическая музыкальная интермедия в облаках планировалась для «Белоснежки», но позже её забросили. Та же самая концепция была предложена для Золушки и Принца, но, опять же, идея не продвинулась дальше этой песни с сопровождающей её эскизами. Наконец, художники Диснея исполнили эту мечту десятилетие спустя, в последней сцене «Спящей красавицы», когда Аврора и принц Филипп вальсируют по облачному залу.

The Dress That My Mother Wore («Платье, которое носила моя мама»)[]

В этой пронзительной балладе Мори и Уолкотт расширили значимость платья, которое Золушка планирует надеть на бал во дворце, рисуя образ матери и отца и глубоко чувствуя их любовь друг к другу.

The Face That I See in the Night («Лицо, которое я вижу в ночи»)[]

Многие из оригинальных демо-записей были на ацетатных пластинках. Обычная технология того времени, и с ними нужно было обращаться очень деликатно. С течением времени многие из этих дисков пострадали от повреждений разной степени. В этом конкретном случае край диска сломался, и начальные строки были утеряны. Если бы эта песня использовалась в фильме, она бы значительно расширила экранное время Принца. Вероятно, это не радовало аниматоров, которым было трудно изображать влюблённых принцев убедительно[2].

  1. 1,0 1,1 Paula Sigman-Lowery (Паула Сигман-Лоуэри) / Walt Disney Records The Legacy Collection: Cinderella (буклет)
  2. Russell Schroeder (Рассел Шрёдер) / Walt Disney Records The Legacy Collection: Cinderella (буклет)
Advertisement